смерти нет, есть только ветер

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Rebecca Hilari Erben

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

П Е Р С О Н А Ж

Биографические данные. 
1. Полное имя персонажа.
Rebeссa Hilari Erben\Ребекка Хилари Эрбен.
К уменьшительно-ласкательному «Бекки» относится терпеливо, со спокойным пониманием.
2. Дата рождения, возраст.
09.05.1970г.
27 лет.
3. Социальный статус.
Практический психолог.
4. Место рождения.
Котбридж, Шотландия.
5. Подробная биография.
Вы никогда не задумывались, что Ваш мозг развит неодинаково? Что от того, какое полушарие, какие доли, какие центры развиты сильнее зависят привычки, поступки, мысли, темперамент? От того, что там под корочкой, складывается Ваша жизнь? И что бы было, если бы Ваши полушария были бы развиты... одинаково? И работали параллельно друг другу? Что тогда?
«Это писал амбидекстр» — сказал маме знакомый врач, когда она ему принесла первые дочуркины каракули в две колонки. Левая колонка была написана слева направо, сверху вниз и абсолютно нормально. Вторая — правая — справа налево, зеркально и снизу вверх.
И дал ещё один тест, для проверки результатов. Результаты превзошли все ожидания: «нет ярко выраженной асимметрии в развитии полушарий, параллельность работы обеих долей, уникальное явление. Готовьтесь к трудному детству и юности. И вообще — готовьтесь».
Собственная дочь стала пугать маму. Собственная дочь ставила в тупик маму с каждым годом всё сильнее и сильнее. Собственная дочь стала самым далёким человеком, к которому найти подход мама так и не смогла.

А началось всё не с этого.
Началось всё с окончания Второй Мировой, в сорок пятом. Освобождение Освенцима, Бухенвальда, Хиросима, Нагасаки, крах нацистской Германии.
Начало всё с того, что родители Ребекки знали друг друга со школьной скамьи. В сорок пятом: маме — девять, папе двенадцать. Оба в первом классе. Роберт дёргал Хилари за косы, Хилари с размаху колотила Роберта учебником. Роберт списывал у Хилари литературу, Хилари списывала у Роберта математику. Роберт танцевал назло Хилари с Крис, Хилари плакалась назло Роберту в рубашку Джеку. Роберт писал Хилари синие валентинки, Хилари писала Роберту розовые.
Их поженили задолго до. Роберт несколько раз подрался, когда услышал подобное заявление. Хилари вздёргивала курносый нос и распускала пару-тройку свежих сплетен, про ту, которая осмелилась сказать такое.
Родители ненавидели друг друга всеми фибрами души, одновременно с этим не зная, как бы жили друг без друга. Математику и литературу ведь надо же у кого-то списывать? И слать кому-то, конечно ничего не значащие, голубые и розовые валентинки?
Даже жили в соседних домах и сажали их за соседние одноместные парты.
Поэтому, когда Роберт и Хилари поступили в разные высшие учебные — у окружающих случился резонанс. Как так, неразлучная парочка вдруг разлучилась? Как так, наше предсказание никогда не сбудется?
Роберт — будущий радиотехник, поступил в колледж св.Амвросия, Хилари — будущий историк, поступила в колледж св.Андрея. Литература заменилась социологией, математика — анализом. Молча, в напряжённой атмосфере они прилежно списывали друг у друга конспекты лекций, раз в пол часа комментируя почерки. По привычке — закорючки друг друга они уже различали без труда. Дань традиции.
Через полтора года закончились социология и анализ, оба вздохнули свободно после очередной сессии, оба помчались в соседний дом рассказывать, что больше не будут обременять друг друга. Встретились друг у друга на полпути, промычали друг другу что-то невнятное, пожили друг без друга две недели.
… Иногда лихорадочно хочется найти причину, чтобы увидеть своего злейшего врага. Ходишь по комнате туда-сюда, видишь, как в соседнем окошке, в доме напротив, на втором этаже, за занавесками, другой силуэт тоже ходит — туда-сюда. Рычишь сам на себя, накидываешь куртку и бежишь к ненавистной двери. Она — уже ждёт, знает, что придёшь.
Роберт и Хилари цеплялись друг за друга, как утопающие. Философия — помоги, ты же у нас специалист по всяким твоим Ницше? Экономика — объясни мне наконец, как считать эти твои дурацкие формулы? История — я откуда знаю, зачем радиотехнику твой Бонапарт? Физика — о, Боже, для чего мне твой закон всемирного тяготения?
И так — до бесконечности.
А пророчество так и не сбылось — Роберт и Хилари не расписались официально.
Просто Хилари однажды потеряла ключи от собственной квартирки и осталась жить у Роберта.

Как описать ощущение, когда в твоей голове одновременно две несвязанные мысли, правая рука решает на автомате уравнение, а левая — переписывает реферат по биологии из энциклопедии? Как описать ощущение, когда ты несёшь левой рукой нагруженный поднос, правой достаёшь ручку и блокнот, просишь пропустить тебя, а мозг в это время составляет небольшой тест, который можно будет отправить в какой-нибудь женский журнальчик?
Ты изумляешь большинство своей постоянно бьющей ключом энергией, поразительной эффективностью действий, невероятной трудоспособностью. Два, три, четыре, пять дел одновременно — и даже интересно, а смогла бы... шесть и больше?
Это не раздвоение личности — качественно это значительно, гораздо лучше и продуктивнее. Сейчас, когда тебе двадцать семь, ты понимаешь это прекрасно. Ценишь такую особенность. Левым полушарием.
Это ненормально, большинство так не может, что-то в тебе не так — именно это мешает тебе жить спокойно. Сейчас, когда тебе двадцать семь, ты понимаешь это прекрасно. Ненавидишь такую особенность. Правым полушарием.
И постоянно проверяешь сама себя: на что способна? Как насчёт прыжков выше головы, а, Бекки?

Ключи потерялись в двадцать семь и тридцать, дочка родилась в тридцать четыре и тридцать семь.
Роберт и Хиларил безуспешно пытались устроить собственную, теперь совместную, жизнь. Но в маленьком городке недоумевали: зачем нам радиотехник и историк, если Котбридж всегда был связан с угольной промышленностью?
Как итог — Роберт устроился электриком, а Хилари вспомнила азы журналистики.
А потом родилась дочурка. Розовощёкая, синеглазая, светловолосая. Врачи боялись, что в тридцать четыре будут... проблемы. Обошлось — и мать, и ребёнок чувствовали себя отлично. «Самая разумная мамаша и самое разумное дитё».
Льстили, но Хилари было приятно.
А после годика Ребекки мама начала замечать странности: дочурка частенько хваталась за две погремушки сразу, мелкая моторика рук была не скоординирована, всё понимала, называла буквы алфавита, но, хоть убей, не говорила, на улице бегала только так, но дома передвигалась исключительно на четвереньках. Роберт называл дочку иноходцем — правые ноги-руки передвигала Ребекка одновременно.
В два — почти одновременно научилась писать и читать. Но добиться хоть одного слова, кроме читаемых, было невозможно. С трудом различала цвета, если просили принести синий кубик, в 80% случаев приносила красный. Конечности двигались — разом — абсолютно независимо друг от друга. Ложками-вилками пользовалась одинаково и правой, и левой рукой, а нож держала исключительно правой. Настроение малышки менялось каждые пятнадцать минут, впадая из крайности в крайность.
В три Хилари обнаружила письмена. В три Хилари услышала это слово - «амбидекстр». В три Хилари не представляла, что через пару лет почти добровольно откажется от дочки в пользу собственной мамы.
И да, выяснилось, что Ребекка обладала потрясающей памятью: слуховой и визуальной. Одновременно. И задавала массу вопросов, не по-детски взрослых вопросов. К пяти годам светлая голова Бекки уже была заполнена элементарными представлениями о мире: теория Большого взрыва («папа, а почему звёзды?»), строение Солнечной системы («папа, а почему закат и восход?»), закон тяготения («папа, а почему Луна не падает?»), опорно-двигательная система человека («папа, а почему кости в рыбе?»), простейшие знания о фотосинтезе («папа, а почему трава зелёная?»), отрывочная информация об эрах на Земле («папа, а почему динозавры вымерли?»). И так далее.
А почему, а почему, а почему... Роберт с ужасом ждал момента, когда не сможет ответить на вопрос. Ведь чем дальше, чем больше информации у неё было, тем сложнее становились вопросы, а дотошностью могла переплюнуть его самого.
Кстати, помимо постоянного пополнения информации девочке почти что физически надо было постоянно писать, рисовать, танцевать, выдумывать. Как только видела музыкальный инструмент — бежала сломя голову.
Ребекка не была виновата, что оба полушария требовали внимания и удовлетворения.
Роберт и Хилари решили — свежий воздух будет полезен дочурке. Авось, вся дурь из головы и выветриться. А уж бабушка с дедушкой этому поспособствуют.

Что Вы чувствуете, когда видите ребёнка с синдромом Дауна? А со страшными диагнозами «эпилепсия» и «аутизм»? И как часто задумываетесь о том, что Вам, в отличии от них, повезло? Как часто задумываетесь о причинах, по которым Ваши гены сложились так, а не иначе?
Ребекка, читая книги, понимала, насколько ей повезло. Она не просто была в группе риска, среди левшей. Среди таких, как она, нормальных людей практически не было. Полноценных, здоровых людей, среди таких, как она, рождалось значительно, гораздо меньше, чем среди левшей и правшей.
Ей повезло — ни синдрома Дауна, ни эпилепсии, ни дислексии, ни аутизма. Ничего такого, что могло бы поставить жирный крест на её жизни. Только до двенадцати лет — «скачкообразность» в развитии. До пятнадцати — нескоординированность.
Зато, когда переросла обе черты — до конца почувствовала себя полноценным человеком. Куда полноценнее других.

Вопреки чаяниям, в деревне наклонности не выветрились, напротив, усугубившись.
Бабушка как-то раз не уследила за проворной внучкой, и Ребекка в шесть лет сломала правую руку. Если совсем точно: смещение лучезапястного сустава плюс трещина. Девочке наложили гипс на полтора месяца и сказали как можно меньше двигать правой рукой.
Светловолосая и синеглазая девочка утвердительно кивнула словам травматологов. Ей было откровенно без разницы, какой рукой пользоваться. Да и бабушка теперь не станет ругаться, когда Ребекка возьмёт, в очередной раз, в левую руку ложку или ручку.
А к десяти годам бабушка, дедушка, учителя — просто смирились. Этой девочке просто было так проще жить, не заморачиваясь и не испытывая дискомфорта, когда надо было делать три-четыре дела одновременно.
Кстати, «из интересного»: отличницей, даже в сельской школе, Ребекка не была никогда. Причина была проста: когда она всерьёз бралась за географию, мозг требовал поучить химию. Когда она упорно зубрила химию, мозг требовал почитать биологию. Когда читала биологию, мозг требовал выучить геометрию. До бесконечности. Она две недели хватала неуды по одному предмету, вызубривала другой. Потом — наоборот.
К концу обучения в школе — знания и оценки не соответствовали друг другу. Знания были равномерными, выходящими за пределы программы, но не школьной библиотеки. Оценки — в основном «хорошо». «Отлично» — совсем немного, по алгебре, литературе, химии и истории. «Удовлетворительно» — по физической культуре.
Но это будет позднее. А в период 11-16 лет учителя намучились с Ребеккой, пытаясь каждый увлечь своим предметом в особенности. Каждый из учителей пророчил девочке блестящую карьеру именно в сфере их предмета. Каждый из учителей уверял девочку, что у неё способности именно по его предмету.
В двенадцать лет Бекки вдруг осознала. До этого просто не задумывалась, почему все остальные дети пишут исключительно правой рукой, почему не могут разговаривать, писать и думать одновременно, почему способны только к чему-то определённому, а не ко всему сразу.
Пришлось притащить из школьной библиотеки все шесть энциклопедий по биологии, чтобы всё-таки выяснить, что с ней? В шести томах термины и понятия разбивались по алфавиту. Первый термин был найден в первом томе, но шла отсылка к буквам «r», «l» и «b» второго, четвёртого и пятого тома соответственно. А далее — отсылки отсылок к отсылкам.
Ещё немного «об интересном»: она всегда читала четыре книги параллельно. Визуальная память позволяла запоминать содержания до четырёх книг одновременно. Художественная, учебник, какая-либо энциклопедия, что-нибудь, что посоветовали. Книги лежали под подушкой, стопочкой, раскрытые на нужной странице. На подушке Ребекка не спала никогда.
В восемнадцать, уже зная о своих уникальных способностях, прямо, твёрдо и ясно смотрела на мир.
Мир, во главе с незапланированно приехавшей мамой, смотрел на неё равнодушно.
Ребекка упросила отправить её в Лондон, чтобы поступать там в Royal Holloway. Даже как-то не важно на что, главное — получить степендию. Чтобы оплачивать учёбу.

Вы никогда не отдавали себе отчёт в том, что постоянно бережёте себя, в мелочах? У Вас может быть несколько вредных привычек, Вы частенько выпиваете лишнее, но как только появляется кашель — сразу несёте свои гланды к врачу? И почему, даже зная, что дело надо доделать, всё равно ложитесь спать?
Иногда у тебя болела голова. Сильно. Причём, чувствуешь, какая часть мозга болит, нет абстрактной боли. Но... пить таблетки? Девять месяцев в году болеешь. Насморк, горло, кашель — как положено. Иногда это перерастает в ангину, гайморит. Но из-за организма переставать постоянно работать?
Ты регулярно выбегаешь зимой на улицу в кроссовках и без шапки, не спишь по две-три-четыре ночи подряд, сидишь на сквозняках, не ходишь к врачам. Физическое изнашивание организма не интересует как таковое. Физическое здоровье организма кажется мелочью. Жить на пределе сил и возможностей, до тех пор, пока проклятый и благословенный мозг не скажет: «мне достаточно». Любое чувство, похожее на «усталость», холодным рассудком и головой отметается куда-то на задворки сознания.
Иногда — ты банально забываешь поесть. Поставленная задача настолько увлекает тебя, что лишь под вечер вспоминаешь, что завтракала день назад.

Лондон приветственно махнул рукой так же, как через две недели махнул рукой на прощание.
Не хватило всего ничего, чтобы получить степендию. Но этого «ничего» стало достаточно, чтобы распрощаться с идеей учиться в Лондоне.
Бабушка сказала: «внученька, не всё всегда идёт так, как мы хотим». Бабушка сказала: «внученька, восемнадцать лет — это не восемьдесят, жизнь впереди». Бабушка сказала: «внученька, поступишь на следующий год». Ребекка, для которой слова бабушки были чуть ли не самым ценным, что она слышала в своей жизни, допив кружку чая, кивнула с согласием. Она и сама, вроде бы, понимала всё, только не могла облачить мысли в слова.
Но через два месяца, под осень, началась умственная и физическая голодовка. Девушку угнетало состояние, когда не было постоянного пополнения информации. Девушку угнетало состояние, когда она ничего не делала. Для неё не было понятия «знания» как такового — было понятие «факт». Для неё не было понятия «работа» — было понятие «задача». Так вот копилка фактов начала покрываться пылью. Так вот задач, в обозримом, перед ней не стояло.
К приходу зимы голодовка была практически невыносимой. Бекки часами сидела в кресле, смотрела в одну точку и с ужасом понимала, что ей нечем заняться. Что никому, даже своей бабушке, в данный отрезок времени, просто не нужна — у всех были свои заботы.
Когда она пыталась что-то перечитывать, мозг кричал: «мне нужны свежие факты». Свежего не было.
Нереализация по всем фронтам: ни левого полушария, которое требовало точности и анализа, ни правого, которое требовало творчества и неоднозначности. Главное, она сама не видела выхода.
С месяц она составляла коктейль: хоть какое-то занятие мозга. Пачка успокоительных, пачка «авиа-море», пачка анальгетиков. И всё то, что найдётся у бабушки. Чтобы не тошнило, чтобы не чувствовала боли, чтобы уснула и не проснулась. Твёрдый и чёткий расчёт.
Словив на ночь слуховые и визуальные галлюцинации, уснув мёртвым сном, чувствуя, как тело вжимает в матрас, без каких-либо ещё осязательных ощущений, Ребекка просто проснулась на следующий день. Так обыденно и привычно, с болью в районе поясницы.
И в голове щёлкнуло: «значит, ты что-то не сделала для этого мира. Значит, ещё просто-напросто рано».
Каждый уходит тогда, когда ему пора, вывела Бекки и рассказала бабушке о приёме своего коктейля. Три недели её каждый день заставляли выпивать по два литра молока, пить специально купленные витаминки, делать с утра зарядку. А после — отправили к психологу. Для профилактики.

Почему Вы каждый день узнаёте себя в зеркале? Почему не подходите с утра, не рассматриваете отражение, с целью идентифицировать то, что отразилось? Почему «я» в зеркале ассоциируете исключительно с собой? Почему человек, с той стороны, не вызывает дОлжного интереса?
Двенадцатилетняя Ребекка частенько рассматривала себя в зеркале и задавалась двумя вопросами: почему глаза синие, а не зелёные, как бы того хотелось? Почему волосы светлые, пепельные даже, а не рыжие, как бы того хотелось?
Двадцатилетняя Ребекка частенько рассматривала себя в зеркале и задавалась одним вопросом: ладно, Бог с ними, с глазами, посерели, но почему волосы не желают темнеть, а, уж тем более, рыжеть, как бы того хотелось?
Двадцатисемилетняя Ребекка частенько рассматривала себя в зеркале и не задавалась вопросами. Покрасившись однажды, надев зелёные линзы однажды, поняла, что лучше, чем её создала природа не будет, чего бы ей там не хотелось.
Она была полностью удовлетворенна тем, что видела в зеркале. В конце концов, перед кем красоваться?..

Дистанционное обучение — идеальный выход.
Психолог, к которой отправили Бекки, выслушав суть проблемы, пожала плечами и высказала свою мысль.
Дистанционное обучение — обучайся тому, на что поступишь и одновременно с этим можешь заниматься всем, чем душа и мозг твои пожелают.
Ребекка задумчиво смотрела на эту женщину, с удивлением обнаруживая для себя, что с такой сферой деятельности ещё не сталкивалась. Что со своими мозгами, умениями и энергией, лучшей профессии для себя самой не найти. Тут Вам и анализ состояния, и элемент неожиданности и непредсказуемости — найти подход к человеку.
Ребекка задумчиво смотрела на эту женщину, три месяца вынашивая в себе мысль, что будет обучаться на психолога.
Наверное, стоит упомянуть ещё одну немаловажную деталь, которая с успехом закончила формирование Ребекки как личности.
В пятнадцать лет Ребекка чётко и ясно осознала, что хочет стать матерью. Не сейчас, не в пятнадцать, но в районе восемнадцати-двадцати — вполне. Как только осознание пришло, задача была поставлена, и она принялась работать над её реализацией. К шестнадцати была найдена кандидатура на роль отца, в семнадцать — они начали встречаться, в восемнадцать — первый раз попробовали зачать ребёнка. После энного количества попыток, Ребекка отправила себя и его проверяться у врачей.
С ним было всё нормально, в будущем — действительно перспективный отец. А вот Ребекка оказалась бесплодной.
Она зареклась иметь романтические дела с мужчинами, поскольку решила для себя, что ничего, исключительно женского, кроме своего тела, не сможет дать. Эдакая пустышка с точки зрения женских функций. Зареклась и больше на мужчин не обращала никакого внимания.
Как-то всё сложилось в один момент: твёрдое решение поступать на психолога, известие от врачей, не дающий покоя материнский инстинкт.
Практический психолог — психолог, по большей части, работающий в школе, с детьми. Чем не идеальный выход?

Законы природы и физики ведь не могут быть жестокими, правда? Они ведь ничего не ведают, про нас, людей? Ведь это «энергия ниоткуда не берётся и никуда не исчезает, она только переходит из одного состояния в другое» — не злая насмешка Бога? Или кто там выдумывал все эти законы?
Природа дала тебе больше, чем всем остальным. Природа дала тебе возможность логически и рационально мыслить, при этом оставила возможность не быть роботом, что-то чувствовать. Поэтому-то и забрала у тебя другую возможность — возможность стать матерью. Так думает левое полушарие.
Ты сама виновата, сама совершила ошибку со своими таблетками, сама загнала себя в такой тупик. И теперь ищешь хоть какой-то выход, чтобы оправдать себя в глазах твоего нерождённого ребёнка, но оправдания, как такового, у тебя нет. И не пытайся переложить ответственность на природу. Так думает правое полушарие.
А ты сама, тем временем, склонилась над очередным учебником.

Пришлось переехать обратно в Котбридж.
Как наладить отношения с людьми, которых Вы видели два раза в неделю, но которые приходятся Вам самыми близкими родственниками?
Ей было пять, когда Роберт и Хилари отправили к бабушке с дедушкой. Ей было девятнадцать, когда Роберт и Хилари приняли обратно в родные пенаты. Смотрели искоса, когда она сидела за обеденным столом, правой рукой доедая спагетти, левой — записывая в тетрадь что-то из учебника, одновременно болтая о незначительном с ними.
В Котбридже Ребекка в полной мере ощутила достоинства своих способностей. Она с одинаковой эффективностью запоминала прослушанные лекции на кассетах и запоминала написанное в учебниках. Даже к первой сессии особо не пришлось готовиться: пока ехала в поезде, для того, чтобы сдать экзамены, просто освежила в памяти некоторые моменты.
Родители, после первого её года обучения на психолога, смотрели на дочку с робкой гордостью. Бекки смотрела на родителей как на великовозрастных детей. Как на тех, кому некоторые вещи надо объяснять по нескольку раз, тех, кому некоторые вещи вообще лучше не говорить, тех, кто почувствует любую фальшивую улыбку или слово.
Бекки смотрела на всех взрослых людей, как на великовозрастных детей. Не только в силу выбранной профессии. Скорее — потому что люди вызывали в ней умиление своей... беспомощностью. Она не могла к ним относится серьёзно в полной мере.
Другое дело — дети и подростки. В каждом из них Ребекка старалась увидеть те же способности, что у неё. В каждом из них она старалась разглядеть ту искру таланта, которая поможет им решить, что у них такие же способности, что у неё. В каждом из них она старалась предупредить отчаяние и глупость, которые однажды накатили на неё.
Но дети и подростки будут позднее, через пять лет, когда будет двадцать четыре. А пока — она училась, относилась к окружающим как к ребятне, работала официанткой в местной забегаловке, готовила ужины для родителей по воскресеньям, строила мостики к ним и училась улыбаться без фальши.
Впрочем, было чему улыбаться: Бекки испытывала колоссальнейшее удовольствие от учёбы, постоянно покупаемых книг, от работы, от того того, что она встаёт в семь утра.
Бекки заставила родителей поверить в то, что их дочь — абсолютно нормальная. Бекки заставила поверить родителей в то, что их дочь — повод для гордости. Вот только заставить их понять себя Бекки не была способна.
И да — ещё её всё чаще и чаще начали называть Бекки. Родители — в том числе.

Как можно относится серьёзно к окружающим людям? Как можно относится серьёзно к окружающим людям, которые не знают чего хотят? Не умеют правильно распорядиться своим временем? Не ставят перед собой сверхзадач?
Ребекка смотрела на людей, смотрела на их поступки, смотрела на их действия, смотрела на попросту потраченное время и недоумевала, почему большинство из них считает себя серьёзными и важными людьми? Для неё люди — не только в плане умственных способностей — были детьми, которых надо подталкивать на путь истинный, иначе собьются.
А ещё — Ребекка недоумевала, когда люди рассказывали ей о своих проблемах. Внутренне недоумевала, ясное дело. Самой глобальной проблемой для Ребекки был умственный и физический застой.

В двадцать четыре Бекки устроилась на должность школьного психолога.
Примерно в это же время в её жизни, помимо детей и подростков, в её жизни появился интернет. Возможности, с появлением, расширились в разы. Дома, после анализа полученных результатов тестов, после подведения итогов, около часа ночи, она садилась за компьютер и до четырёх-пяти часов искала всё, что её могло бы заинтересовать.
В семь — подъём, в восемь уже в школе.
Первое, что девушка принялась искать — информацию об амбидексторах. Различные исследования в этой области, объяснение причин.
Статистика — интересная вещь, правда? Так вот по статистике получалось, что с каждым десятилетием количество подобных ей увеличивалось. К концу двадцатого века — таких детей на Земле было уже около тридцати процентов. Больше стало рождаться и тех, у кого оба полушария мозга работали параллельно.
У Ребекки появилась ещё одна цель, помимо основной: попытаться в своём городке найти такого же, как она. Родственную душу, в каком-то смысле.
До двадцати шести лет Ребекка была полностью погружена свалившими на неё обязанностями, чтением книг, поиском информации, покупкой различных энциклопедий. До двадцати шести казалось, что работа почти полностью удовлетворяет её потребности, а остатки она компенсирует сама.
Но чем глубже она разбиралась не только в психологии, но и в психиатрии, тем сильнее начала понимать: ей нужна психоаналитика. А когда мозг давал чёткую и ясную установку, Ребекка сопротивляться была не в силах.
В конце концов, дистанционное обучение она уже практиковала. Клиническая психология — потом можно переклассифицироваться в психоаналитика.
Родители поддержали свою Бекки в стремлении к знаниям. Тем более, что в Котбридже был «Ветер». Кстати, доча, не хочешь пойти туда работать?
Она, впервые за свою жизнь, посмотрела на родителей удивлённо. И почему такая простая мысль не пришла в голову... к ней?
Кстати, родители хотели внуков. Родители, когда она приходила домой, говорили ей, что все соседи говорят о том, что из неё получится отличная мать. Сослуживцы в школе придерживались того же мнения.
Она отмахивалась, улыбаясь. Мол, у меня и так детей много, мне достаточно. Все они — Ваши ученики — мои дети.
Отмахивалась и улыбалась. Некогда твёрдо решив, что никому не будет говорить о своей бесплодности.
Незачем это людям.

Личные данные.
6. Характер:
— положительные черты.
Легко идёт на контакты с людьми, открыта и доброжелательна, способна воспринять и понять любую точку зрения, способна подстроиться к любому типу темперамента. Помощь ближнему — как цель жизни.
— отрицательные черты.
Везде и всегда ищет смысл, временами — занудна. Твёрдо стоит на своём мнении, переубедить не представляется возможным, поскольку для себя вывела единственно верную (для себя) логическую базу к мнению.
— особенности характера.
Полная приспособляемость к окружающим людям в силу развитости обеих полушарий. Приспособляемость начинается от манеры разговаривать, заканчивается принятием мировоззрением отдельно взятой личности.
Приспособляемость не подразумевает под собой перенятие.
— что нравится или не нравится.
Нравится: постоянно получать новую информацию, факты, независимо от их сферы.
Не нравится: поверхностность, незаконченность, неполноту картины.
— фобии или мании.
Маниакальный перфекционизм, пиромания.
Некроинсектофобия (т.е. страх перед мёртвыми насекомыми).
— привычки, хобби, увлечения.
Собирает колокольчики, книги.
Чёткого увлечение распознать невозможно — интересует всё и сразу.
— общее описание.
Левое полушарие проявляется как: дедуктивный метод мышления, рационализм, целеустремлённость, упрямство, уравновешенность, слуховая память, конкретизация, постоянный анализ, буквальность, логичность, прагматичность.
Правое полушарие проявляется как: индуктивный метод мышления (индукция полная), интуитивность, образность, импульсивность, визуальная память, обобщение, эмоциональность, алогичность, восприятие взаимоисключающего.
Тип темперамента: нет чётко выявленного типа темперамента, в большей степени проявляется флегматик и сангвиник.
Тип восприятия: слуховой, визуальный, в меньшей степени — сенсорный; обонятельные сигналы практически не воспринимает. Вербальная и невербальная информация усваивается с одинаковой лёгкостью.
Тип личности: амбиверт.
Отношение к жизни: реалист.
Уровень IQ по тесту Векслера: 137.

Человек, живущий «здесь» и «сейчас», никогда — вчера, потом или завтра.
Моральное состояние целиком и полностью зависит от нагруженности головного мозга.
Находит подход ко всему, что её окружает, в силу чрезмерной гибкости.
Не воспринимает понятия «первостепенное» и «второстепенное», если это не относится к ней. Окружающие и мир воспринимаются полностью, внимание не заостряется на чём-то одном, детали не упускаются из виду.
«Не стоит плыть по течению, не стоит плыть против течения; плыви туда, куда тебе надо» — не старается\не пытается прогибаться под кого\что-либо, идёт решённым ею же путём.
К физическому своему состояние относится пренебрежительно, считая это пустым и второстепенным. Первичны, считает Ребекка, разум и чувства, идущие в связке, вторичны — память и понимание. Физическое задвигается на десятый план, однако окружающим задвигать не предлагается, поскольку молодая женщина осознаёт, что большинство — не способно.
Частенько даёт прозвища окружающим, которые по её мнению лучше всего им подходят. Причём прозвища не отражают отрицательные или положительные черты характера — они отражают личность целиком и полностью, в совокупности. В чём-то это схоже с соционическими типами Юнга, с той разницей, что прозвища подбираются к конкретному человеку и уникальны.
7. Ориентация.
Асексуальна.
8. Интересные факты.
1. Записывает на бумагу вопросы, которые приходят в голову.
2. Особое отношение ко всем, кто не достиг восемнадцати.
3. Редко наблюдается снижение работоспособности.

Внешние данные.
9. Внешность/стиль
Рост: 157 см.
Вес: 48 кг.
Цвет волос, их длина: блондинка, 34 см (т.е. чуть ниже плечей).
Цвет глаз: серые.
Особенности: не использует декоративную косметику.
Недостатки:
Прототип: Diana Jean Krall\Дайана Кролл.
Телосложение: стенопластический тип (объём груди: 84, объём талии: 57, объём бёдер: 87).
Невысокого роста худощавая молодая женщина, мускулатура не развита. Кость узкая, хрупкая, был перелом правой руки, до сих пор лучезапястный сустав немного смещён, шрамов на теле нет. Прямая правильная осанка: грудная клетка и плечи раскрыты, лопатки осаждены вниз, нет прогиба спины, шея вытянута, затылок убран немного назад. Никогда не поднимает и не опускает подбородок при ходьбе, чтобы не выглядеть величаво или, напротив, безвольно. Походка мягкая, танцоры называют это «перекат»: вес тела плавно переносится с пятки на насок, шаг чуть больше полуметра. Все позы открыты и доброжелательны, сознательно копирует чужие жесты — простая психологическая уловка.
Блондинка. Волосы мягкие, тонкие, не вьются ни при каких условиях, непослушные, чаще — собраны в тугой пучок или хвост. Кожа довольно смуглая, но не загорелая. Прямоугольный тип лица, нет яркой выраженности скул, щёки округлые. Чистого серого цвета глаза, практически стального, миндалевидной формы, с сильно опущенным внутренним уголком глаза. Взгляд спокойный, открытый, зрачок от природы немного расширенный. Нос прямой, правильной формы. Губы довольно пухлые, уголки смотрят вверх. Подбородок мягкий. По мимическим морщинам нетрудно понять, что женщина часто улыбается.
Жесты открытые, плавные, спокойные, чётко выверенные, нет агрессивных и отталкивающих, лишних. Все направлены на то, чтобы расположить к себе собеседника, сделать диалог наиболее комфортным. Никогда не вторгается в личное пространство. В мимике также никогда не скользит агрессия, неуверенность, отвращение, отторжение. На лице всегда доброжелательность и желание вести конструктивный разговор. Прочитать по лицу и глазам какие-либо негативные эмоции практически невозможно — нужно быть очень хорошим психологом.
Одежду, в рабочее время, предпочитает классического покроя, не из синтетических тканей, спокойных тонов. Бижутерию и ювелирные украшения не носит. Туфли на каблуке не одевает. В свободное время выбор ограничивается удобством одежды и обуви.

Связь с вами.
Почти 24 часа в сутках доступна по мылу: vasilieva.sta@mail.ru.
Администрация номер аськи знает. При обращении в ЛС — скину номер.

Отредактировано Rebeссa Erben (2012-02-12 23:47:31)

+3

2

Благодарю за прекрасного персонажа. Приняты. Добро пожаловать в "Ветер".

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC